?

Log in

Хата с краю

> recent entries
> calendar
> friends
> женский блог
> profile

Thursday, August 16th, 2007
3:35 pm

p4elkanemedved
- Повиноваться?! – Я грохнулся на пол и зашёлся безудержным смехом, - Я? Повиноваться? Тебе? Ой-ой, живот болит, до коликов доведёшь, ведьма. Так, а теперь всё по порядку: кто такие, откуда взялись, почему без спросу и что тут делают дохлая мышь и полудохлый мужик – вы что, гнездо разврата решили тут устроить?
Ведьмачка меня и вправду рассмешила, но хоть инстинктивно она и потянулась к мечу своей подруги (подруги ли?), телесно-увечительных намерений в её глазах не читалось, разве что самую малость.

(3 comments | comment on this)

Sunday, June 17th, 2007
1:59 am

ostronska

Пекарь, как его по батьке (по матери отложим до худших времен), оказался не легче могильной плиты. У меня есть с чем сравнивать - моему брату нужна была практика в некромантии. Вот я ему и подсобляла в добыче "матерьяца", как это позже записал городской глава в своей филькиной грамоте: "подъятием могильных плит и изъятием содержимого. И аки бесы мерзопакостные..."
Дальше городской не написал, узрев "беса мерзопакостного" в моём образе за своей спиной. Но в обмороке главы не я была повинна. Претензии к "изъятому содержимому", что мило топталось в уголочке и обаятельно зубоскалило... С практикой у брата никогда не было проблем...

От меня и от Муросвуры проку было чуть. Мы старались, аки муравей-неврастеник, который отчаянно пытается в одиночку доволочь бычий труп до муровейника, но сдвинуть дюжего пекаря нам удалось ровно настолько, насколько это удалось бы муравью. Но если при муравье был хоть типичный для психа всёпокоряющий энтузиазм, мы особого воодушевления в транспортировке незванного гостя не ощущали. Лично мне он ни капли не мешает, хотя вид без него живописней.
И тут, оставив, наконец, останки сала в покое (мне мерещится, или его стало гораздо меньше, чем было с самого начала?) из-за стола выплыла наша наивная валькирия, схватила толстую пекарскую руку, доволокла того до кровати, усадила на неё и потрепала бедолагу по розовой щеке.
- А с ним всё будет в порядке? - спросила Перегарышна.
- Честно признаться, в данный момент я беспокоюсь не о нём, - нервно пробормотала я, покосившись на воительницу.
Нет, оно конечно в хозяйстве пригодится - тяжести таскать. Вон, вёдра с водой принести, дверь на место присобачить, могильную плиту ту же... Хотя с могильной плитой уже не актуально. Бырг знает, где моего братца носит, и счастливо ему там оставаться до самой моей кончины... Но что если Перегарышна, как порядочная дочь Змея Горыныча, огнём плеваться начнёт? Не спорю, это тоже полезно, та же экономия на дровах, но ставить по углам стратегические запасы воды я не намерена!
- Надо пекаря в себя приводит, - уверено сказала лисьемордая.
- Ты и приводи, - буркнула я, рассеяно почёсываясь.
- И то верно, - вздохнула рыжая, - от меня одной хоть мухи не шарахаются.
- Нет, что ты, - злобно пробормотала я. - Они счастливо несутся тебе навстречу и совершают вокруг тебя круги почёта.
- Что... - начала было лиса, но тут наш шабашик прервали.
- А вы кто такие?! - Закричало нечто из угла. Я на всякий случай отскачила подальше. 
Ведьминская практика подсказывает: шизофрении не существует. Если с тобой кто-то загадочный разговаривает, бей его лопатой про меж глаз и давай дёру. Коли не видно, кто с тобой разговаривает - бей лопатой навскидку, и давай дёру. Если на утро окажется, что удар лопатой был удачным - наниматель выплатит гонорар. Если неудачным, и загадочную тварь это только разозлило и подвигло на более активное кровопролитие - бей нанимателя лопатой про меж глаз и давай дёру...
Вот невезуха, под рукой только Гряблохар Горынышны. Но я не совсем уверенна, что этот чёртов меч не посчитает меня съедобной.
- Вы - воры!!! - внезапно решила загадочная тварь. Судя по интонации, лопатой сейчас достанется нам.
- Стой, ты кто! - рявкнула я, на всякий случай нашаманив на руке маленький огонёк-светоч. На вид безобидный белый шарик, на самом деле - удар в триста ват. Почему триста? Ну, помните про могильную плиту и практику моего брата? Хе-хе. А вот моя старшая сестра была боевой чародейкой... Иногда у меня получалось уворачиваться...
Тень в углу стала расти, заполнила всю комнату и нависла над нами, грозно насупив кустистые брови.
- Тьфу на тебя! - Я расслабленно вздохнула и от греха подальше развеяла светоч. - Хозяйка я теперь этого дома! Повинуйся мне!
Тень протянула ко мне когтистую лапу.
...А может я, это, растаться со светочем поторопилась?..

(3 comments | comment on this)

Wednesday, October 18th, 2006
12:39 am

p4elkanemedved
- Тааак, пора вылезать из этого сундука – звуки какие-то непонятные в хате – может забрался кто? Али у старухи гости – в коем-то веке? Тааак, лапками в крышку, нууу, ещё немнооожко, вот оно! – Здравствуй, хатка любимая, пора тут поубраться, паучков переловить, пыль стереть. Так-так-так, нееет, всё-таки я что-то слышу. Надо пойти вниз посмотреть.
- Старухааа! Старуууха! Чего шумишь, спать не даёшь?! Стару...
Тут мой голос оборвался, так как перед моими глазами возникло такооое, о чём и в страшном сне не привидиться – три, эээм, создания: одна, сразу видно – ведьма – из кормашка мешочек с травкой полнолунной еле выглядывяет, другая – вроде как оборотень – если через солнечный луч присмотреться – хвост рыжий видно, а вот третья – третья красными глазами смотрит, меч держит, а в углу крыса разлагающаяся лежит...не нравиться мне это, ох как не нравиться.

(32 comments | comment on this)

Sunday, October 8th, 2006
11:51 am

ostronska
- Слушай, - задумчиво заявила эта лисьемордая. – А что у нас… с колодцем?
- С колодцем? – возопила я. – С КОЛОДЦЕМ? А ЭТО что?
И сунула ей под нос дохлую крысу. Ежу ясно, что я ведьма: котлы там, мётлы, сглазы, привороты, яды, покатаюсь-повалаюсь Ивашкиного мяса поевши… Но это не значит, что я должна СПАТЬ с крысами! Я ведьма, а не зоофил-некрофил!
- Ты зачем бросила эту мерзость на мою постель?! Она теперь вся провоняла тухлятиной!
- Но она и до этого воняла тухлятиной, - заботливо возразила Горынышна.
- Но это была другая тухлятина! – взвыла я. – Это был родной запах! Можно сказать, запах моего детства! А теперь кровать просто воняет!
Я потрясла крысой перед знахаркой. Хмель невидяще уставилась в ответ. Почему у меня такое впечатление, что она не слушает? Терпеть не могу, когда меня игнорируют! Да и когда ещё так многозначительно молчат!
- Это мышь, - громко сказала знахарка.
- Что? – недоуменно спросила я, оглядывая мёртвого паразита.
- Точно, мышь, - авторитетно подтвердила Перегарышна, эффектным жестом отправив на пол тарелку из бабушкиного сервиза. – Посмотри на её хвостик. Видишь какой он?
- Ээээ… Волосатый? Грязный? Разложившийся? – предположила я.
Муросвур передёрнуло. Неужели очнулась?
- Ну, извини, извини, - побормотала она, выставив вперёд ладони. – Ты же говорила, чтобы я их оставила.
- Я сказала, только хвостики! – взорвалась я. – ХВО-СТИ-КИ! И на столе, а не на постели! И свежие, а не тухлые!
- Прости пожалуйста, я их не нюхала! – топнула ногой знахарка.
Я бы её точно сглазила, но тут постучались. Дверь отвалилась. Никто из нас не удивился, в отличие от гостя, который был просто шокирован. Он отчаянно завращал глазами, пытаясь одновременно держать в поле зрения меня, знахарку, Горынышну и дверь.
- Я… Э… Я… Э… - Он судорожно глотнул, собрал вместе глаза и мысли: - Я пекарь, эээ… Я хотел узнать, эээ, госпожа ведьм… госпожи ведьм… господа ведьм… ведьмы? – Пробормотал он, рассеянно оглядывая нашу триаду.
- Я единственная и неповторимая, - рыкнула я.
- Госпо… ведьм… - испуганно буркнул пекарь: - я, эээ, пришёл узнать, не будете ли вы заказывать на дом… эээ… булки? – закончил несчастный.
- Хлеб! – счастливо взвизгнула Горынышна, опуская меч на сало. Меч всхлипнул, сало шмякнуло. – Очень вовремя! Мы как раз собирались позавтракать. Лесь, дай, пожалуйста, десерт.
Я вопросительно вздёрнула брови: какой ещё десерт? В хате полный голяк.
Пекарь икнул и бухнулся в обморок.
- Глупая ведьма, - топнула ногой знахарка, - глупая амазонка! Довели человека!
- Да что мы сделали? – хором спросили «глупые».
- Да представьте, что он о нас подумал! Одна режет сало мечом – небось, человеческое! А другая на вопрос о «десерте» размахивает дохлой крысой!.. тьфу, мышью!
Я задумалась. Действительно, как-то нехорошо получилось. Пекаря, в общем-то, не жалко, вон, какой здоровенный, опомнится. Ему небось в булочной жизни адреналина не хватало. А вот теперь слава о нас по селу пойдёт… Выгонят, сожгут, заживо сварят… А потом ещё зароют где-нибудь в чистом поле и тёмном лесу. А я вовсе не романтик, и в этом смысле предпочитаю кладбища.
- Быргов гхыр! – рявкнула я, отшвыривая в угол крысо-мышь. – Надо привести его в чувство и убедить, что мы чертовски положительные личности! Можно сказать, главные герои! Горынышна, посади этого припадочного на стул и спрячь меч с салом, Муросвур, прекрати принюхиваться и глазищами сверкать! А я… я… я… гм, а я, пожалуй, причешусь…

(5 comments | comment on this)

Thursday, August 31st, 2006
8:55 pm - Она не нужна

anita_peresvet
Вот сальцу мы с Гряблохаром обрадовались истово! К полудню лично я хотела кушать уже почти так же, как меч… А тут – свеженькое, копчёненькое, аромааааатное… Едва не мурлыкаю!
Кулинарные таланты Олеси вызывают здравое опасение. Вот зелье там на перевёртыша сварить, порошка от крыс намешать – это, ведьма, завсегда пожалуйста. Но доверить ей сало… САЛО доверить, неееет! Сало – это святое! Откуда такой вражине рода человеческого (и не очень человеческого тоже) знать, какой толщины должны быть ломтики?!
На столе обнаружилась вышитая салфетка. Не очень новая, конечно. Времён эдак молодости основательницы олесиного рода. Я аккуратно расправила салфетку ладонями, благородный продукт Сало уложила сверху. Нож искала долго. Нашла. Рассмотрела. Решила – лучше мечом! Гряблохал, вопреки ожиданиям, решение не прокомментировал…
Отошла от стола шага на четыре. Совсем не короткий говорящий клинок в вытянутых руках, попадаю по салу…
Попала! Строгаю правильные ломтики, меч радуется.
Ищу чеснок. Чеснока нет. Вот ни зубчика! Аллергия на него у ведьм, что ли?!
Зато обнаружилась кой-какая посудка – тарелочки, кружечки…
Рассмотрела поближе. Пожалела.
На дне нечто вязкое. Зелёное. Почти живое…
Кромка оплавлена, ручки погрызены.
Бррррр!
Даже Гряблохар не решился высказаться. Ужаснулся, что ли?..
Минута размышлений. Переглядываюсь с мечом. Единогласно решено – бить!
Бить, бить и ещё раз бить! Ну её к зелёному дракону, такую посудку!
В дверях появилась псевдознахарка, с другой стороны вошла удалившаяся было в свои апартаменты Олеся. Взгляд у ведьмы был вполне соответствующий профессии. Одно буркало – окосевшее – наблюдает мышку (мышкин хвостик брезгливо зажат двумя пальчиками), второе – злючее – сверлит Муросвур.
- Хмель, а Хмель, а не сходить ли тебе… за водичкой? Да, именно за водичкой. – Я оперативно спасала потенциальную жертву. Жертва скривилась, но пошла спасаться.
Злючий глаз ведьмы поменял направление смотрения: метит в меня.
Разрядила ситуацию дохлая мышка – она выпала из пальчиков.
Ведьма взвизгнула, Бешенка в углу зашевелилась, перебралась на печку, нервно подёргивается. Остронская визгнула ещё разок, перевернула ножкой мышку, подняла за хвостик.
Вернулась Муросвур. Ведьма сделала шаг к своей жертве.
Пусть их… Я невозмутимо разбила тарелку с бороздами от когтей.

Автор сего шедевра я anita_peresvet Собственно а это мой журнальчик... скромный такой...

(4 comments | comment on this)

Friday, August 11th, 2006
4:40 pm

ive_murosvur
- Лисы не сторожевые псы!
- Зато волкодавы, - назидательно сказала ведьма, - волкодавы - ооох какие сторожевые...
Молчу. Злюсь. Выметаю мусор из комнат. Пересвета, негромко напевая, режет мечом сало, Гряблохар невнятно комментирует процесс, ведьма изучает картину.
Олеся сегодня же притащила старосте огромную высушенную лапу с когтем - нашлась на чердаке - и заявила, что это оборотничья.
- Э-э-э, ну и где там ваши деньги?..
- Почему сушеная? - спросил староста подозрительно, с сомнением осматривая лапу.
- Колдовством высушила, - усмехнулась ведьма. - Если не веришь, подставляй руку, могу показать на деле.
Староста спрятал руку за спину и поинтересовался, где остальное. Ведьма предложила перенести сюда смердящий труп, но только она отсюда заранее уйдет, потому что его испарения ядовиты. Да, а так как переносить придется колдовством, то лучше старосте спрятаться в печь, потому что труп может материализоваться в любом уголке. Как, печь затоплена?.. Могу погасить, без проблем; правда, вы ее потом не растопите, только с моей помощью, а это стоит что-то около...
Староста покосился на лапу и сказал, что верит на слово. Потом они долго и шумно торговались, ведьма несколько раз обещала, что сейчас выпустит отчаянно рвущуюся в бой метлу, и пророчила старосте мужское бессилие вплоть до седьмого колена, если до седьмого род доживет; староста крестился сам, крестил ведьму, крестил метлу, говорил о бедности селян и о том, что посылал их на оборотня мелкого, хотя и пакостного, а кого она убила - неведомо, вон лапища какая. Ведьма предлагала все-таки перенести труп и показать, староста почему-то не соглашался. В конце концов они сошлись на семи золотых, скидке в местном кабаке и шмате сала, который алчная Олеся увидела на столе у старосты за спиной.
Лапу староста оставил себе, кстати. На всякий случай.
- ...Тебе мыши сушеные нужны? Их тут... много.
- Сама ешь, - почему-то оскорбилась ведьма.
- Для зелий, - уточнила я.
- А, это... - рассеянно отозвалась она. - Только хвостики. Оставь мне хвостики.
- Тут еще пауки есть.
Нет ответа.
На всякий случай я принесла мышей целиком. Мало ли, вдруг, например, понадобятся еще и ушки. Кто их знает, ведьмовские снадобья... Выложила рядком ей на кровать. В снадобья не сгодятся - так хоть для декору.
К паукам я прикасаться не стала - замела их на порог ее комнаты и там оставила. Не люблю я пауков, не люблю. Гадость.
Дочь рыцаря начала звенеть на кухне остатками посуды. Судя по звону, остаткам грозило стать вскоре останками. Я крутилась вокруг, слушая жалобное позвякивание, и думала, как бы у нее все это отобрать, пока относительно целое... Пересвета словно почувствовала. Посмотрела насупленно, послала меня за водой.
Вроде бы хорошо все начиналось. Колодец - вот он, за домом, это почти в самом лесу уже. Опускаю ведро, вытягивать начинаю. Тут лай где-то услышала - на миг инстинктивно обернулась.
- Ну ты это, загадывай, только, это, учти... - сказали из колодца. - Я сейчас это, не того...
Поворачиваюсь обратно. Мне на секунду показалось, что сам колодец и говорит.
Из ведра выглядывает щука. Ну щука и щука. Говорящая. В каждом втором селе своя говорящая щука, не привыкать. Только эта какая-то... неправильная. Я даже не сразу поняла, что в ней неправильно. Прикус не тот, что ли?..
- Как кто, этого, чего ни загадают - все мрут... Только, это, не знаю, чего. Так что ты этого... того. Знай. С умом загадывай. Может, и не помрешь...
Я очень осторожно достаю ведро, смотрю - молча.
- Ну ты этого, того, не тяни, - заволновалась щука, - либо отпускай, либо загадывай. Холодно, между ребрами сквозит.
Между ребрами у нее и правда сквозило. Очень.
- Ты же мертвая, - неуверенно говорю я. Осторожно потрогала пальчиком пустую глазницу. - Ты же скелет.
- Ну а какой мне, того, быть-то?.. - тоскливо пробормотала щука. - Слушай, отпусти, а... Потом, этого, загадаешь, куда торопиться, помереть всегда успеешь. Все мрут... Подумаешь пока, а я всегда здесь... Пожалей мои старые жабры, отпусти. А?..
Осторожно беру щуку за позвоночник, бросаю в колодец. Отрешенно сажусь на попа, прислонившись к стенке колодца.
- Кстати, воду отсюда, этого, не пей, - донеслось из глубины. - Тоже помрешь... Все мрут. Ну, этого, бывай...
Перед тем как вернуться в хату, воду я на всякий случай вылила. Мало ли. Вдруг не соврала щука.
Пересвета как раз добивала вторую чашку.

(5 comments | comment on this)

Sunday, July 16th, 2006
1:27 am - О зверях

ostronska
Знахарка глянула на меч и гордо поджала губы:
- Ах так! Ну, руби!
Пересветишна задумалась.
- Руби, руби! – подбодрила её перевёртыш, опасно раскачиваясь.
- Да, - рыкнула я. – Руби!.. Хотя нет, стой. – Я повернулась к знахарке. – А ты что это творишь с моим забором? Слезай немедленно! Он часть наследства!
Знахарка махом растеряла всё спокойствие. Я рискнула подойти ближе и выглянуть на улицу.
По ту сторону, жадно рассматривая оборотня, сидит здоровенный волкодав. Морда оскалена – клыки с мою ладонь, слюна заливает землю, а длинючие когти вспарывают дерн. А глаза! Глаза! Так и просят прививки от бешенства…
- Хороший пёсик! – восхитилась Перегарынышна и потянула к "пёсику" руку. Оскал приобрёл совершенно невозможный размер, а слюна пошла гуще.
- Пёсик плохой, - шёпотом возразила я, отталкивая за спину сумасшедшую дочь безумного змия. - Он хочет кушать.
- А что он ест? – наивно полюбопытствовала Пересвета.
Я очень некрасиво усмехнулась (настоящий шедевр усмешек! А всё – тренировки, тренировки! Ну, ещё неправильный прикус), и кивнула на замеревшую знахарку.
- Лисье мясо.
Знахарка явно знакома с "пёсиком" лично, потому и продолжила отчаянно цепляться за моё имущество.
- Ну и что? – жадно поинтересовалась она, сверкая рыжими глазами. – Скормишь меня собаке или будешь снимать шкуру? А, ведьма? Не слабо ли? Шкурка-то вполне человеческая!
Я, честно говоря, растерялась. Отпускать оборотня не хочется – подговорит ещё всю лесную живность против меня, покоя не будет. А от бесконечных переездов я так устала, что готова сменить место жительство с хаты только на могилу. Сдирать шкуру пусть даже с её лисьего образа тоже нельзя – я не душегубка, хоть и притворяюсь. Остаётся только… нет!нет!нет!.. это страшное слово – договориться.
- Предлагаю перемирие, - мрачно начала я, - я на тебя облавы не устраиваю, ты на меня никого не посылаешь. Даже комнатку тебе дам и собаку прогоню. Но в обмен, - ещё ухмылочка, - ты представишь нас своим лесным товарищам как друзей и даже попросишь нам помогать. Ах, да – и дом станешь охранять.
Знахарка сердито зафырчала и начала была на меня браниться, но тут забор тихохонько затрещал и стал крениться в сторону волкодава. Лик пса просветлел. К нему приближается манна небесная.
- Хорошо! Хорошо! – возопила знахарка. – Я согласна!
Я вставила пальцы в рот и дико свистнула. Пересвета заткнула уши, а знахарка сверзилась с забора. В небо взметнулись стаи ворон, а с чердака моей хаты прыснули в стороны летучие мыши. Собаки завыли, кошки зашипели, а бабки перекрестились. А что вы ждали? Свист ведьмы – это вам не райская мелодия.
Из хаты вылетела моя метла и начала что было сил лупить пса по бокам. Это-то Бешенка любит! Ей всё равно, кого гонять – кошек или Инквизицию – но уж по гоняниям она абсолютный профессионал! Первое место, чемпионский разряд! Пёс, подвывая, удрал, сопровождаемый сочувственный взглядом Горынышны и мстительным Муросвур.
…а четыре года назад она меня постоянно гоняла, по приказу матери. Вот ведь зараза…

(18 comments | comment on this)

Wednesday, July 12th, 2006
8:43 pm

anita_peresvet
- А я нашла деньгу! Между половицами! Никому не дам! - вот так всегда... Прибежала к ним радостью поделиться, а они... а им... Плевать им на меня!
- Знаю! Вы в гляделки играете! Чур я потом с победителем играю! И побеждю его! Я ж как-никак дочь... гм... - так кого я была дочь? - В общем, я ж дочь! А еще я себе синяк пылью припудрила. Правда, меньше видно?
Хмель тут же не выдержала и посмотрела.
-Знаешь, пылью это...
"Жрать охота!"
Миросвур запнулась, покосилась на Гряблохарчика.
- Пылью это самое то, замечательно выглядишь... Все парни на деревне твои... Кстати, я в гляделки проиграла. Теперь как раз ваша с Олесей очередь... А я пока дом осмотрю и, главное, двор... Вдруг, там еще монетка найдется... Играйте, не буду мешать.
Хмель удивительно быстро вжалась в стеночку и рванула с места к двери. Вот она - людская жадность! Были ж времена, когда каждый пятый - богатырь, везде честь и гордость, подвиги всякие. А теперь? И вот таких-то людей я, рискуя жизнью, спасаю от Жути... Эх, к Гряблохару...
- Давай в гляделки, Лесь? - И тут Остронская на меня наконец посмотрела.
Сначала думала - прожжет, как есть, прожжет взглядом, ведьма недоученная. Потом - поняла почему так быстро проиграла жадная знахарка...
- Ну хочешь, я тебе деньгу подарю? Купишь сковородку и кого-нибудь огреешь. Или котёл ведьминский купишь... Только спокойно, не нервничай...
Выражение лица Олеси в процессе разглядывания меня эволюционировало по всем известным выражениям, деградировало обратно, вытянулось, сплюснулось... Наконец, ведьмочка остановилась на чем-то неопределённом и с хохотом осела на пол.
- П-п-пылью, говоришь? Га-га-га, хе-хе... При-при-пудрила, гвришь? У-у-у... Жуть! Хи! - так, чего-то я недопоняла. Зато в гляделки выиграла. Ну, я и не сомневалась. Я же - дочь! Гм?
- Какая ещё Жуть?
Долго ли, коротко ли, Леся пришла в себя и помчалась на улицу, выкрикивая: "Перегарышна, чтоб тебя! Бегом жалование отрабатывать! Хмель! Стой! Сдавайся, выворотень, то бишь, оборотень..."
Я, исключительно на всякий случай, выставила меч перед собой - и тоже за дверь.
Хмель... Висела на заборе!
Бывает, бывает, понимаю... Весна,то есть - осень, любовь, птички-цветочки... Висела - и всё тут. Со скучающим видом. Хотя странно она себе забор выбрала. Это правильно, что со стороны тёмного леса, нечего сельских зевак радовать; но зачем же было искать среди насквозь прогнивших досок изобилующей дырами ограды самую высокую, крепкую и с ба-а-а-альшим ржавым гвоздём?
- Сдавайся! Выворотень? - сурово спросила я. И Гряблохара ей под нос сунула. А на вытянутых руках - потому что не доставала иначе, а подрагивали они исключительно от боевого азарта...

(5 comments | comment on this)

Friday, March 24th, 2006
4:30 pm

ive_murosvur
Я принюхалась.
- У тебя где-то тут мышь сдохла, кажется. Уборку надо иногда делать, ведьма...
- Я здесь второй раз, - огрызнулась Олеся, глядя на меня с подозрением.
Если хоть на секунду заподозрю, что она хочет в меня заклинание швырнуть - переметнусь лисой и ускользну. Ведьмы - они и есть ведьмы. Не люблю с ними связываться...
Хотя соблазн подружиться с ней и иметь собственный угол хоть недолго... Да еще вдали от лесной жути...
Заманчиво ведь.
Пересвета, что-то напевая, пошла обследовать комнаты. Я села на пол, обхватив руками колени, и уставилась на картину. Ведьма смотрела на меня, на что-то в своей ладони, на меня.
- Я тебе сейчас вопрос задам. Важный. Для твоей шкуры.
- Вижу. Спрашивай.
- Ты вообще насколько человек?
- Не меньше, чем ты. Кстати, что ты все-таки собираешься делать с оборотнем? Тебе здешний староста задал его отловить? - Я улыбнулась своей коронной солнечной улыбкой. Деревенские от нее тают, охотники на оборотней забывают, зачем пришли, а продавщицы на базаре горстями дают клубнику и конфеты.
Но с юной стервозной ведьмой это не прошло, да. Она неопределенно махнула рукой. Мол, забыли. И об оборотне, и о старосте. Не сводя с меня глаз.
Ох, чую, не выйдет у меня с ней дружбы...
- Кто последним заходил в хату? - спросила она неожиданно.
- Бурундук и кошка, - не подумав, брякнула я. И моргнула, сообразив, что сделала. Ведьма довольно улыбнулась. Очень-очень довольно.
- Ну и откуда ты это знаешь? - вкрадчиво поинтересовалась она.
- Брякнула не подумав, - отозвалась я честно. - А кому еще может понадобиться твоя хата? Могу даже сказать, что здесь сделала кошка. Но ты, думаю, и сама... поймешь. По аромату.
- Не ври. Твоей же шкуры ради. Я на свой дом поставила заклинание отслеживания гостей. Бурундука ты не могла определить... Разве что если... ты ведьма?.. Но ведьмовста в тебе нет. Есть, впрочем, другой вариант...
Я безмятежно исследовала свои ноготки. Не самое красивое зрелище, ноготки лесной знахарки, но лучше, чем лицо ведьмы, которая догадалась, кто я.
- В общем, ты и есть оборотень, - сказала она будничным тоном. Играть на столь незаинтересованного зрителя, как я, ей стало уже неинтересно.
- Какие страшные и возмутительные подозрения, - откликнулась я, изучая ноготки, которые чуть не переросли в коготки от волнения. - Я же солнышко. Я живу в лесу. Я лечу людей. Кстати, почти бесплатно. За дрова и хлеб.
- Ну... одно другому не мешает.
Откуда-то вылезла Пересвета. Счастливая, полная впечатлений, очень пыльная и с паутиной в волосах.
- Что вы такие мрачные?
"Жрать охота", - подсказал ее меч.
Мы с Олесей враждебно переглянулись.

(4 comments | comment on this)

Wednesday, December 7th, 2005
3:37 pm - Сказка на ночь...

ostronska
Я обогнула Пересвету и встала напротив картины. На меня с холста, с выражением глупой озадаченности пялится пышная особа.
Из глубин моей души – собственно говоря, не таких уж и глубин, в моей душе только блоха утонет, и то при большом желании с её стороны, – поднялся тихий ужас.
- Здесь было море! – Я отчаянно ткнула метлой в картину.
Пересвета и знахарка одновременно воскликнули:
- Настоящее? – восхищенно.
- Горячка, - удручённо.
- Упырки! Я картину имею ввиду! На ней было нарисовано море!
Горынышна удивлённо замолкла. Знахарка буркнула:
- Была. Но теперь нет. В чём проблема?..
- Ладно, забыли… Гм, - подозрительно буркнула я, покосившись на лесного найдёныша. - А как тебя, собственно говоря, называют?
- Называют Хмелем, - заявила знахарка. – Хмель Муросвур.
- Гм, - мрачно согласилась я.
- Пересвета Горынышна, - влезло чудо с финкой. - Дочь…
- ГМ!!!!
- А… - замялась Перегорынышна. - Странствующего рыцаря. Да-да. Внебрачная. Дочь.
- Гм, - успокоилась я.
- И где кровати, госпожа "гм"? – насмешливо поинтересовалась Хмель.
- Я Олеся, - сердито ответила я. – Остронская.
Меня никогда не хвалят за приятный характер. Просто не от кого было таковой унаследовать. Семейка ещё та была… Почему была? Отдельные личности ещё есть. Всё с ужасом жду, как одна из таких личностей мне в дверь постучит… Особенно Влад. Нет, я люблю своего единственного брата, и тип он – по специфическим меркам – вполне приятный. В могиле, по крайней мере, будет лежать спокойно.
Если положат.
И вобьют кол.
И заколотят крышку серебряными гвоздями…
Нет, я его действительно по-сестрински люблю! Но я должна ему десять рублей.
А вы представляете, что это такое – просыпаться ночью и вспоминать, что ты должна некроманту вольного уровня десять рублей?!!!
Но моё настороженное отношение к лесной знахарке объясняется вовсе не характером. А моим амулетом, который в данный момент предлагает паниковать. Он говорит, что знахарка – не совсем человек… Совсем не совсем…
Впрочем, не стоит ему всегда верить. Как мне рассказывала старшая сестра, наша мать вселила в обычный топаз дух демона-шкодника, могущего опознавать нечистую и неживую силу. Но однажды амулет был уронен в чан с водкой. С тех пор у шкодника жесточайшее похмелье и от него полная аллергия на спирт. Например, если принимать его показания за чистую монету, то кузнец Гетька - сам демон Габриэль, а его собутыльник пекарь – Люцифер, не меньше!
Может, хапнула знахарка стопочку и…
Пересвета принюхалась и задумчиво буркнула:
- Зверем что-то пахнет…
…и заточила зубки…

(5 comments | comment on this)

Friday, October 28th, 2005
10:44 pm - До дому, до хаты

anita_peresvet
Эхо.
Меня, кажется, поставили на ноги. Пред очами танцует костёр. Тёплый и верный... Белый пепел звёздочками в волосах, снежинками на ресницах.
- А ты, Перегорынышна, чего на меч не взбираешься?
Я вернулась в реальность. Пред очами танцует, вернее, неуверенно виляет Гряблохар. Глянула ему на рукоять - там застыло выражение обречённости и всепрощения. Села. Чужеземки так на коней садятся: ножки свесила на одну сторону, ладошки сложила на гарде. Гряблохар стерпел молча.
Потом шепнул со сдавленным ужасом: "Опять под драконом лететь!"
Друже! Ненаглядный мой! Ты первый раз сказал не то, что я ожидала! Знать, и верно, от страха разум возвращается...
Ободряюще потрепала меч по гарде. Тот сдавленно мурлыкнул: "Жрать охота!"
И всё сразу стало, как прежде было.Только с мечом поласковее надо бы, понежнее. Сколько там золотых Олеська за оборотня выторговала?! Если аванс отберу - куплю розового масла, клинок натирать. И заточу наконец. Обязательно заточу...
Да, заточу. Вот. А деньги потом отдам, когда прикончим зверюгу.
По лицу хлестнула чёлка.
Вот она, моя вторая любовь. Первая - это огонь. Друг мой и защитник. Верный и непостоянный, ласковый и справедливый... А вторая - ветер. С ним приятно и горько. Он путает волосы, которые щекочут рукоять Гряблохарчика. Он вьётся ураганчиками в подставленных ладонях. Он упирается в плечи, туда, где у змеев должны быть крылья...
Внизу показалась деревня. Крестьяне, похоже, прятались по теремам да избам. Испугались Жути - вот уж у кого ни отваги, ни гордости!
Приземлились мы неожиданно мягко. Ведьма, кажется, удивилась.
В хату я зашла первой. По-хозяйски.
Ну и беспорядок! Неметёный пол, крошки чего-то, недожёванного крысами. Две двери в три комнаты. Весёлая картинка на стене. Ну, точно портрет нашей Олеськи, и глаза глупые-глупые. Да и всё лицо тоже... Хе-хе...
Знахарка тоже косилась на стену с улыбкой.
Ведьма скорчила страшную гримасу и пошла на нас, взяв метлу наперевес.

(2 comments | comment on this)

12:29 am - Полёт

ostronska
- А ты представляешь, как я на это сяду? – возмутилась подозрительная знахарка, тыча тонким пальцем в висящую в воздухе корягу, обильно, я бы даже сказала, чересчур обильно утыканную сучками.
- Ну не садись! Не буду желать тебе приятного дня! – огрызнулась я. Вишь, не понравилась ей коряга… - А ты, Перегорынышна, чего на меч не взбираешься?
Дочь Горыныча мрачно глянула на неопознанный летающий объект, иначе именуемый мечом, и пробормотала:
- А кто знает, как мой меч будет это всё комментировать… Стыда потом не оберёшься…
- Всё! – взбеленилась я. - Умываю руки! Точнее сажусь на метлу… - Я попыталась эффектно вспрыгнуть на дергающуюся Бешенку. Получилось эффектно пролететь мимо. - Сажусь на метлу… - Я повторила попытку. Недолёт. - Сажусь на метлу… - Ещё раз. Ура! В яблочко! – Сажусь на метлу и улетаю!
Тварь взвыла, что подействовало на моих спутниц, как свисток на бегунов. И Горынышна, и знахарка мигом оказались верхом на своих "метлах".
Мы медленно взмыли в воздух. Я – с претензией на грациозность, они – с претензиями ко мне. На момент торжественного взлёта меч что-то там вякнул. Благо, звук был приглушён Пересветишной. Впрочем, судя по тому, как она зарделась, благородный клинок об сказанном ещё пожалеет.
На небе одиноко торчит звезда. За спиной догорает закат, как хата тётки, которую я спалила при попытке приготовить тараканоотталкивающее зелье.
- Я только что открыла, что боюсь высоты, - пробормотала бледная знахарка. С развевающейся копной рыжих волос, в чёрненьком платьице и кровожадным выражением лица (очевидно, адресованным мне) она больше меня походит на ведьму. А Горынышна высоты явно не боится - с великим интересом оглядывает верхушки деревьев и насвистывает что-то маршеобразное. Туго затянутые чёрные волосы, резкие скулы и синяк на пол лица в свою очередь делает её похожей на жутко похудевшую валькирию.
- Летим к тебе, Олеся, - спокойно сказала Пересвета.
- С какой стати?! – возмутилась я. – Ты-то ладно, договор-договором, а ей-то что там делать? Небось, не постоялый двор! – Я ткнула пальцем в эту подозрительную личность знахарской профессии. Миг – и лицо лесной жительницы стало таким несчастным, обиженным, одиноким…
- Да как ты смеешь бросать беззащитную девушку на прокормку жути! – сердито возопила Горынышна.
- Смею, ещё как смею! Я ведьма, а не военный лазарет!
- Нет, она полетит в хату с нами!
- Вот так вот?! А ты что, уже мой дом приватизировала?!..
- Ну не хочет, и ладно, не ссорьтесь, - тихо сказала знахарка. – Я не напрашиваюсь… Уж если жуть поймает меня… то я скажу ему, что придёт злая ведьма и защитит мирных жителей от его всенощного зла…
- Ладно, ладно, кипятится-то зачем? Конечно, ко мне можно, места всем хватит, - пробулькала я, представив крадущуюся к моей хате лиховидную жуть с надеждой тихонечко сожрать конкурентку.
- Ты очень добрый человек! – благосклонно воскликнула Пересвета.
- Пустяки, - мрачно прошептала я, - все в нашей трудной жизни когда-нибудь сходят с ума…

(3 comments | comment on this)

Thursday, October 27th, 2005
7:56 pm

ive_murosvur
Рванули они так, будто он уже гнался за нами.
Да уж, если бы он это сделал, мы бы смогли бы бежать совсем недолго.
Каюсь, я пыталась убежать с ними, поддавшись растворенной в воздухе панике. Но, втянув воздух носом, остановилась. Обернулась.
На поляну продирался самый обыкновенный лось. Знаю я его. Старый гордец с плохим зрением, много раз пытавшийся затоптать меня в звериной ипостаси и бравший еду из рук меня-человека. Зверюги с той стороны он боится не меньше меня, но - гордость хозяина леса, лесного старожила... в посадке головы, в крови.
Остановился. Моргает полуслепыми глазами, раздувает ноздри.
За что люблю зверей, так это за то, что им ничего не надо говорить.
- Вставай, Горынышна. Пойдем отсюда. Куда-нибудь в село, он не сунется в обжитые места.
Она ударилась крепко. Хорошо, нос не расквасила, но синяк может случиться на поллица. Ну, корни в этом лесу - они такие, чуть зазевайся - окрутят ноги, в лицо ударят, знаю по себе. А сейчас и вовсе спрятались под листвой, двух шагов не сделаешь - споткнешься.
- Мм... - произнесла Горынышна сосредоточенно.
Жуть Лиховидная, или как там его назвали - по мне так просто тварь опасная и зубастая - взвыла снова.
- Пойдем, - повторяю я.
Ведьма пытается удержать дергающуюся метлу.
- Может, улетим?.. - предложила Горынышна задумчиво и с надеждой. - Чтобы оно по следам не...
Я посмотрела на метлу с подозрением. С таким же подозрением - на ведьму. Она покосилась с аналогичным выражением.
- Нетушки. Даже если она выдерживает троих...
- Не выдерживает, - заверила ведьма.
Я облегченно улыбнулась.
- Ну и ладушки.
Вой. Лес, вздрагивая, волнами разносит эхо.
Мурашки по спине и зубы свербит, как эта зверюга воет.
- Это дитя оборотней, - сказала я тихо. - От таких союзов рождается... такое... лучше не видеть.
- Здешнего оборотня? - деловито спросила побледневшая ведьма. Видимо, она примерно представляла, что рождается.
- Нет! - вздрогнула я. - Здешний оборотень - лиса... его мать была волчьей породы. И родителей он давно сожрал. Мать...первой.
...Моя мертвая подруга. Она плакала и просила убить ее, вместе с будущим ребенком. Мы тогда еще странствовали вдоль дорог, обыкновенная бродяжка и изящная танцовщица, встречаясь и расходясь на перекрестках, распутьях... В одно из этих расставаний она встретила своего оборотня. Не понимаю, как они не почуяли вторую ипостась друг в друге, а потом было уже поздно. Ну а я не смогла поднять на нее руку.
Но молчок обо всем этом. Не вспоминать...
- Ты же говорила, что оборотень с зубами и... - прищурилась ведьма.
- Лиса тоже с зубами, - огрызнулась я.
Выдала себя. По крайней мере, дала себя заподозрить во лжи. Ох, дура, дура.
- Но оборотень - с вот такими, - логично возразила Перегорынышна.
Я давно научилась не краснеть, когда вру.
Эхо...
- Послушай, ты можешь наколдовать еще...
- Ага.
- Чтобы мы... ну и я с вами...
- Ага.
- Я имею в виду... да и чтобы следы не...
Ветка перед моим носом взвилась птицей.
Я никогда не испытывала любви к полетам.
Никуда не денешься.

(comment on this)

Wednesday, October 5th, 2005
11:09 pm - Жуть Лесная, Лиховидная

anita_peresvet
Оно завыло ещё раз. Знахарка побледнела, сжалась так, будто решила стать ещё одним рыжим листком в рыжем лесу. Подозрительно дёрнулась метла, ведьма сжала её покрепче. Сделала при этом такое лицо, что будь я метлой, сразу поняла бы: "Рискнёшь удрать без меня - сожгу по прутику".
Я беззаботно улыбнулась. Годы тренировок в опасных битвах с жуткими монстрами сделали меня невосприимчивой к какому-то-там леденящему душу вою. Подумаешь! И не такое попадалось.
ЭТО приблизилось.
Нет, оно не страшное совсем - я ж дочь самого Горыныча, ну какой монстр решит меня есть? Только жуткий. Мне стало нехорошо. Но об этом никто не догадался - чело моё озаряла беззаботная улыбка.
- Ну как, красны девицы, зелья на Жуть Лиховидную у вас готовы?
Ведьма, знахарка и даже метла глянули на меня так, как я обычно кошусь на Гряблохара, мечтающего поесть после полуночи. Потом насмерть перепуганная ведьма переспросила бодро и наигранно:
- Так это всего лишь Жуть? Ты, Перегорынышна, таких по трое одним взмахом кладёшь вверх копытами?
Нет, не оценила меня Олеська...
- Что ты, друже, всё куда проще! Жуть и не монстр даже. Это так, названье одно. Для всего неизвестного и плотоядного. И, разумеется, непобедимого, - батюшка позавидовал бы моей выдержке.
Речи доплыли до спутниц. Те переглянулись. ОНО утробно загудело. Ведьма со знахаркой сделали по три шага назад.
- Как?! Драться не будем? - интересно, это прозвучало глупо или смело?
"Жрать охота!"
Всё-таки, глупо.
Взвыло ещё раз...
Побежали мы одновременно.
А потом я споткнулась. Крики метались кругом. Перед глазами плыли ярчайшие эпизоды жизни.
...Меня снова пытались сжечь. На костре тепло и уютно, век бы так коротать. К ночи огонь стухает, осторожно выбираюсь из кружев остывшего пепла, успокаиваю Гряблохарчика парой слов, ухожу в другую деревню. Зачем общественность шокировать - люди тёмные, глупые, не знают, что драконы в огне не горят. Даже полукровки... А потом новый костёр, другая деревня...

(2 comments | comment on this)

Tuesday, October 4th, 2005
8:13 pm - Из жизни оборотней

ive_murosvur
- Пошли-ка домой, ведьма… - нервно произнесла Горынышна, оглянувшись.
Ну вот и ладушки, усмехнулась я про себя. Но мы еще подбавим.
- Так вы не станете оборотня убивать?.. – огорченно спросила я.
- Э-э… ну почему же? – деланно возмутилась ведьма. – Мы его… Только… Ну, понимаешь, дело такое… Надо как следует подготовиться, зельями запастись, чары подготовить соответствующие…
Говорит, а сама пятится потихоньку, по сторонам поглядывает, метлу перехватила, как меч или скалку, полностью готова к самозащите. Горынышна тоже настороженная, только что ушами не водит, ну да людские уши к этому вообще плохо предрасположены.
- Ох, жаль, а я так надеялась… - говорю я расстроенным голосом, жалостно опуская взгляд. Главное теперь – не переиграть. – Знаете, боюсь я, у меня избушка сгорела на днях, так живу в развалинах, а он тут ходит, бродит… Я уж забаррикадировалась, как смогла, да разве ж то поможет от оборотня?.. Видела его в щелочку – страховидло такое, глаза горят, зубищи острые, а уж много как… Воет каждую ночь… Может, убьете все-таки, а?..
- О, - сказала Горынышна. – Я вспомнила – у меня же меч не заточен.
"Жрать охота…" – произнес кто-то за ее спиной.
- И не накормлен… - пробормотала ведьма.
Я несколько обалдела, но речь ведь не о мече, так что…
- Вы бы только видели, какой он страшный, так вы бы не откладывали, сразу бы убили! – продолжила я вдохновенно. – Да от одного его воя поджилки трясутся… это же ужас всех деревень окрест… Он подкрадывается бесшумно… - ведьма дрогнула и нервно посмотрела на ближайшие кусты… - Одним ударом челюстей переламывает шейные позвонки… - Горынышна потерла шею… - Каждую ночь бродит у моей избушки, может, он и днем за мной следит, я и сейчас чувствую на себе его взгляд…
Если сейчас вспорхнет птица, я их больше не увижу.
Птица не вспорхнула, но что-то завыло.
- Мама, - сказала я, побелев.
Причем совершенно искренне. Вой донесся с той стороны леса, которой я всегда избегала.
- Бабушка, - добавила ведьма, – неужели это она?..
- Да нет, - мотнула головой я. – Там такая тварь обитает… похуже здешнего оборотня. Кажется, он вышел на охоту…

(1 comment | comment on this)

8:09 pm - И грянул гром...

ostronska
- …знахарка я тутошняя, лесная, - сказала эта подозрительная личность, излучая подавляющую жизнерадостность.
- Спасибо тебе, девушка! – вскричала Пересветишна. – Веди!
- Бырга с два! – рассердилась я. – Заведёт ещё в канаву какую-нить, к оному же оборотню. Вдруг ему мало курей…
Девушка оскорблённо взглянула на меня из-под рыжей чёлки. Прямо сама невинность. А щас как прыгнет её дружок из кустов, и прощай Остронская, сидеть тебе на том не-свете вместе с бабкой в котле. Котёл-то ладно, а вот бабка…
- Ты лучше скажи, какой он, - подсказала я.
- Большой, страшный, зубастый, ядовитая слюна из…
- Ладно, ладно, я поняла! Тварь обычная, плотоядная… Удачи тебе, девушка! – бодро закричала я, озираясь. – Пошли, Пересветишна…
- Я Горынышна!..
- Тем более пошли!
- А оборотень? – обиженно спросила рыжая.
- Он и сам себя прокормит… - торопливо заявила я. - То есть, он сам помрёт… Я на него порчу наведу, во!
Девушка ухмыльнулась: "А давай сейчас!"
- Сейчас я не могу. Сейчас э-э-э… звёзды не так расположены!
- Какие звёзды? – спросила Перегорынышна. – Треснем ему мечом меж двух буркал, он копыта… или что там у него?..
- Огромные страшные когти с ядовитыми выделениями! – услужливо подсказала рыжая.
- Вот эти-то когти он и откинет! – счастливо заявила Горынышна.
- А если не откинет? – рискнула осведомиться я.
- Тогда голову отрубим!
- А если не отрубится? – заинтересовалась девушка.
- А тогда мы его!... его!... его?... Слушай, пошли-ка домой, ведьма.

(comment on this)

Sunday, September 25th, 2005
9:38 pm

ive_murosvur
В такой пронзительно солнечный день хочется разлететься опавшими листьями. И тихо спать среди них, спокойно умирая, до первого снега.
Шаги я услышала, когда они еще входили в лес. Они старались идти бесшумно; по хрупким листьям целеустремленно прокрались в кусты малины, потом чуть не угодили в капкан, поставленный на моей тропе две недели назад.
Капкан староста ставил. Наивный. Ставит третий раз; в первый я сунула букет из осенних листьев, во второй – его же курицу. Наивный… Запах человеческих рук и холодного железа оборотни за версту чуют, так неужто я не учую капкан?..
Обошли они его по какому-то наитию. Загромыхали дальше. Рыщут по лесу, целенаправленно рыщут. Обеспокоенные белки шныряют по ветвям – рыжие пушистые хвосты в рыжих листьях. Все вокруг рыжее, и я в том числе… Завтра всю эту красоту, с горьким солнцем, ярким небом, смоет дождь, нудный, осенний, и мне придется кутаться в мокрый хвост и дрожать в грязной норе от холода. Пошли они все, эти охотники, даже если по мою шкуру идут… Плевала. Сегодня последний день. Я повернулась на бок и свернулась клубочком. Может, и не заметят, рыжую в осеннем лесу…
Но все же отметила, когда подошли совсем близко – не слышать их невозможно – шаги женские. Жаль. С мужчинами легко: они идут убивать злобную тварь, мерзкого оборотня со звероподобной мордой и капающей слюной, а задумчивую веснушчатую девчонку скорее уж за лесного духа примут. Когда я прямо говорю, что оборотень, - не верят, уходят искать свою зверюгу. Девки могут оказаться не так снисходительны.
Я пыталась прислушиваться к возне белок наверху – но где уж там, когда шаги смолкают у твоего уха и над головой растерянно сопит кто-то в два носа. Они об меня чуть не споткнулись, ротозейки.
- Что-то ищете?..
Две встрепанные головы. У одной девки в руках метла, у другой – длиннющий меч за спиной. Мётлы я недолюбливаю, как и все звери, которых мётлами когда-либо гоняли, а мечи… ну сами понимаете.
- Оборотня, - доверчиво отозвалась одна, что потемнее и с мечом. – Ты его случаем не видела, а?
Другая, с метлой, настороженно изучала меня угрюмыми глазами.
- Видела, - солнечно улыбнулась я. – Нора у него тут неподалеку. А вы охотитесь, да? Ой, если убьете, я вам ой как благодарна буду, он двух курей у меня не загрыз, и меня саму пытался, да я б его сама, только меч держать не умею… Я бы вас к нему отвела даже, да времени у меня нет, знахарка я тутошняя, лесная…

(2 comments | comment on this)

Wednesday, September 21st, 2005
5:28 pm - Гостья

ostronska
- Я не буду убивать оборотня даром! Да за такую цену он сам помрёт – со смеху!
- Ладно, ладно – шесть золотых! Не больше! – заорал староста.
Я направила метлу вниз. Деньги – великая сила притяжения…
- А кого он сгрыз? – рискнула осведомиться я.
- Кур! – заявил из-за спин староста. И добавил: - И меня укусил!
- А с чего вы решили, что это оборотень, а не куница, допустим?
- Да разве ж куница гхыра поминает, когда ей на хвост наступаешь?
Логично. Рискнуть?
- Ладно. А теперь – живо вон!
Староста исчез мгновенно. А вот крестьяне расходились медленно. Я некоторые время висела в метре над землёй и мрачно думала над грустной жизнью ведьмы, как тут передо мной возникла потрёпанная рукоять.
- Здорово. – Сказала рукоять. Я сползла вниз взглядом и встретилась с красными глазами. – Ты ведьма?
Я глянула на парящую метлу.
- Нет, шизоидное видение!.. Конечно, ведьма. А ты?
- Пересвета Горынышна, дочь Змея-Горыныча, наследница всех его богатств, если мой батька когда-нибудь окочуриться, что очень маловероятно с его-то послужным списком, - отбарабанила девушка. – А тебя как величать, ведьма?
- Олеся Остронская, - на автомате сказала я. И тут её слова доползли-таки до мозга. – Дочь Змея-Горыныча?!
- Да. А что здесь такого? Надо относиться к жизни спокойно. Кстати, постояльцев берёшь? Мне надо временно где-нибудь пожить.
Постояльцев? Человеку с таким громадным мечом и с такой родословной отказывать опасно для здоровья. Впрочем… что если…
- Пересвета Горынышна, ты оборотней боишься?

(comment on this)

Thursday, September 15th, 2005
11:35 pm - Время шло к обеду...

anita_peresvet
Очередная деревня... Не лучше прочих. Мрачные избы разнообразной запущенности, мрасные крестьяне с вилами, мрачный староста с цветастым синяком под левым глазом.
"Жрать охота..."
- Не тоскуй, Гряблохар, нам здесь не рады! - с негасимым оптимизмом заявляю болтливому мечу, - впрочем, не нам одним. Глянь, и дровишки к костерку уж сложили. Да ладненько так, полюбовно... Лепота-а-а!
"Ха! Жрать охота!"
- Да не радуйся ты раньше времени. Стыдно не знать: на таком огоньке только ведьм да волколаков драных готовят. Но первые после жарки жестковаты, а вторые - с душком.
"Так жрать-то охота..." - заметно приуныл чародейский клинок.
- Друже, смотри, что творится! Вон, у крайней хатки, где народ топчется: никак, ведьма с метлой! Или метла с ведьмой... Подойдём?
"Жрать охота..." - окончательно расстроился славный мой Гряблохарчик.
Метла резво плясала по небу, а рыжая девка цеплялась за неё руками-ногами. И даж кусала иногда, хотя чаще выкрикивала потешавшимся селянам что-то в духе: "Да это сущий грабёж! Одни потроха втрое дороже стоят!"

(comment on this)

Wednesday, September 14th, 2005
4:42 pm - Хата с краю

ostronska
Избушка знавала лучшие дни. Подгнившие брёвна, перемежавшиеся с неудачной кирпичной кладкой, парочка выбитых окон и постанывающая, как мученик, дверь – и это только снаружи… В выборе между равниной и оврагом моё новое место жительства предпочло овраг.
Я нервно оглянулась. Притаившаяся за соседним домом добрая половина села одновременно перекрестилась, как группа синхронных пловцов. М-да, не любят здесь ведьм… И обгорелый трупик моей бабки тому подтверждение. Не знаю, как там думает староста Упыриной Могилы, а по мне костёр в центре площади несчастным случаем не является.
Я вздохнула и нырнула в покорёженный сарай. Так. Печка есть. Или, по-крайней мере, нечто её напоминающее. Две кровати в углу. Судя по торчащим остриям пружин -, для ближайших родственников или неприятных гостей. Над ними – картина с буйством морской природы. Две двери в три комнаты, лестница на чердак… Ладно, терпимо, за мной будет всё оформить по высшему классу. Парочка сушённых крыс под потолок, котёл, если таковой откуда-нибудь украдётся, и костей побольше…
- Ведьма! Выйди на честный суд!
…чувствую, кости будут мои. И почему мне дома не сиделось? Нет, я знаю почему – меня там хотели сварить заживо. Поп полагал, что таким образом на сухую землю польётся дождь.
Я вышла. Пожалела. Захотела зайти обратно. Да вот только мрачный вид двадцати мужиков, вооружённых вилами, заставил меня передумать.
- Слушай у нас к тебе разговор, - сказал староста. - Как насчёт работы?

(comment on this)


> top of page
LiveJournal.com